Компьютерная игромания: болезнь замороженных чувств
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Компьютерная игромания: болезнь замороженных чувств

Компьютерная игромания: болезнь замороженных чувств

Материал написан психологом Ириной Соловьевой специально для журнала "Наша психология"

 

Есть такая присказка: «Способ самоубийства современных подростков – перерезать себе кабель компьютера».

В ней, как и во всякой шутке, есть горькая доля правды: современные дети – и не только дети! — с головой уходят в компьютер, а именно – в компьютерные игры. Общество уже давно бьет тревогу, но толку от этого мало – число компьютерных  игроманов только растет.

 

«Компьютерная игромания» — разновидность игровой зависимости, становящаяся все более популярной. Она «удобнее», чем игра в казино или залах игровых автоматов: нет ограничений по возрасту, не надо никуда ходить, да и денег требуется не в пример меньше…

Поначалу это выглядит как хобби и не вызывает беспокойства у близких. Напротив, родители радуются, что ребенок не шатается по подворотням; жена счастлива, что муж после работы спешит домой… Неадекватность поведения менее заметна, чем при алкоголизме и наркомании. Но в какой-то момент проявляется и она – наступают последствия, а именно:  

  • ухудшается здоровье,
  • нарушается сон,
  • сужается круг интересов,
  • происходит как бы «выпадение» из реальной жизни, она вытесняется виртуальной,
  • в итоге рушатся социальные связи – семейные, дружеские, рабочие,
  • меняется психическое состояние: появляются раздражительность, нервозность, апатия…
  • Вся жизнь начинает сводиться к объекту зависимости.

 

 

  

 

И, конечно, компьютерная игромания особенно опасна в детском и подростковом возрасте. Нарушается естественный ход развития, поэтому одни качества так и остаются нераскрытыми (происходит физическое недоразвитие, не осваиваются коммуникативные навыки), а другие развиваются искаженно (мышление, память, внимание формируются весьма специфическим образом – оптимальным для игры, но не для реальности).

 

И, как всегда, возникают 2 издревле любимых на Руси вопроса: «Кто виноват? И «Что делать?»

 

Зависеть можно от чего угодно: от работы, игры, любимого человека и т.д. – были бы изначальные предпосылки к образованию зависимости. Тогда можно пойти любой дорогой, и проблема здесь не в конкретном объекте зависимости (компьютерной игре, алкоголе), а в самом человеке. Как говорил профессор Преображенский, «Разруха… в головах!»  

Например, вряд ли найдется взрослый человек, который ни разу не пробовал алкоголь – но ведь алкоголиками стали не все… Точно так же нельзя говорить и о том, что причиной компьютерной игромании являются сам компьютер или игра.

Если личность зависимого склада, она может начать зависеть от любого объекта или вида деятельности.

Всего специалистами насчитывается около 200 видов зависимости или, по-научному, аддикции. Среди них числится и компьютерная игромания. Но возникает вопрос: что есть просто увлечение или привычка, а что – уже зависимость? Например, если я иногда по вечерам раскладываю на ПК пасьянс – это я так расслабляюсь, или уже стала зависимой?

Основной критерий здесь прост: потеря контроля. От привычки можно отказаться, а от зависимости – нет. Как в анекдоте: «Бросить курить – очень просто. Я сам раз десять бросал!»

Зависимость – болезнь. Она не является добровольным выбором. Причина аддикции не в плохом характере, не в отсутствии силы воли, бездарности или примитивности натуры – напротив, зависимые люди зачастую весьма одарены. За примерами далеко ходить не надо: ни для кого не секрет, что Владимир Высоцкий был алкоголиком, а уж его в бездарности заподозрить трудно…

Тем не менее, в нашем обществе до сих пор нет осознания того, что зависимость – болезнь. И когда в семье появляется компьютерный игроман, его начинают дружно осуждать и порицать, тогда как он просто-напросто болен, и ему нужна помощь специалистов и поддержка близких.

 

Что же приводит к этой болезни? В основе аддикции лежит целый комплекс причин. Изрядную роль, конечно, играет фактор генетический – наследственность еще никто не отменял, и среди родственников компьютерных игроманов обычно находятся алкоголики и другие зависимые. Но психологический пласт не менее важен. Поэтому зависимость часто называют «болезнью замороженных чувств».

Внутри зависимого человека скрыто много душевной боли. И чтобы ее не чувствовать, ему нужна постоянная анестезия – и тогда он начинает заливать свои чувства алкоголем, убегать в виртуальные компьютерные миры и т.д. Его эмоциональная сфера заморожена, он не понимает, каковы его чувства, способен только на примитивное определение своего состояния как «хорошо/плохо», «клево/отстойно» и т.д. Почему так происходит?

Зависимый человек теряет чувство времени

В нашем обществе принято неуважительно относиться к чувствам. На первое место мы ставим интеллект и «чистый разум» — это пошло еще с Эпохи Просвещения, когда ум и чувства стали противопоставляться, причем в пользу первого: «Я мыслю, следовательно, я существую». А если «чувствую», то не существую? Если просто «чувствую» — тогда я финиковая пальма? или кирпич?..

С тех пор развитие общества нацелено в первую очередь на достижения в области науки. Вся система образования и воспитания, выросшая оттуда (российская, европейская, американская) развивает сферу ментальную, но не эмоциональную. Что с детства пытаются дать детям? Больше знаний, гибкость мышления, умение анализировать… Это нужно, это замечательно – но недостаточно.

Такое воспитание получается однобоким: на выходе получается интеллектуал и эрудит, цитирующий Овидия в оригинале и могущий навскидку перечислить все звезды, входящие в созвездие Гончих Псов. Но вот когда речь заходит о чувствах, он начинает путаться и чуть ли ни заикаться, потому что, во-первых, не очень ориентируется в названиях эмоций, а во-вторых – не может понять, какие из них он сейчас чувствует…

Есть такой диагноз – «алекситимия»: трудность с определением чувств. Такое ощущение, что наше общество тщательно взращивает алекситимиков… Проводя группы, психологи постоянно сталкиваются с тем, что участники даже не знают названия чувств, путая их с ощущениями и образами! Причем взрослые, полноценные люди, не глупее остальных…

Так, один наш пациент, зависимый, на одном из тренингов назвал  «чувство, как когда заходишь в баню после морозного воздуха»… Нет такого чувства! «Чувства» — это «одиночество», «нежность», «тревога» и т.д. Кто что чувствует, заходя в баню – непонятно. Каждый что-то свое.

Нас настолько учат «мыслить», а не «чувствовать», что ответ на вопрос о чувствах большинство начинает словами «Я думаю, что я чувствую…» Нам же в детстве никто не объяснил, что есть чувства, а есть ощущения, образы и мысли:

1.              Ощущения — это сигналы, идущие от тела. Обычно они имеют модальности: горячо-холодно, напряжение-расслабление и т.д.

2.              Образы и сравнения относятся к мыслям, к ментальной сфере. Например, описывая состояние, можно сравнить себя с «довольным удавом», «брошенным котенком»…

3.              Чувства – отдельная сфера. От природы у нас есть 4 основных чувства, остальные являются их вариациями: гнев, радость, страх и печаль. Их способен испытывать не только младенец, но уже плод в животе у мамы. По мере взросления эти чувства становятся более сложными, появляются их вариации: например, «беспокойство» и «тревога» — разновидности страха, а «грусть» и «тоска» относятся к печали.

Исключением являются лишь такие социальные чувства как вина и стыд – они не врожденны, а формируются в раннем детстве под влиянием социума.

 

Что касается зависимых, в том числе компьютерных игроманов, то их чувства еще более заморожены, чем у среднестатистического человека. Дело в том, что они родом из дисфункциональной семьи. Это особый тип семей, «нездоровый». В них много конфликтов: явных либо подспудных. Ребенок это чувствует, ему больно — и он начинает замораживать свои чувства. Еще в детстве в нем поселяется душевная боль – со временем она не исчезает, только разрастается, и тогда начинает развиваться зависимость как своеобразная «анестезия».

Зависимое поведение — побег от реальности.

В дисфункциональной семье еще больше не принято говорить о своих чувствах, чем в семье среднестатистической. А ведь говорить о чувствах необходимо – только так можно решать конфликты, а не замораживать их внутри себя.

Последнее рано или поздно приведет либо к зависимости, либо к психосоматическому заболеванию (телесному недугу, вызванной психологическими причинами). И компьютерная игра оказывается настоящей ловушкой для современного ребенка: если по поводу алкоголя и наркотиков дети заранее предупреждены, да и родители чутко бдят, то игра поначалу выглядит невинным увлечением…

Говорить о чувствах трудно – и непривычно. Но очень важно – именно это увеличивает шансы на то, что в семье не возникнет зависимость, либо, если она уже есть, то процесс затормозится.

 

К счастью, есть определенные правила, которые могут помочь это сделать. Ведь речь идет о «здоровом» проговаривании чувств, позволяющем решить конфликт, а не о скандале, помогающем лишь выпустить пар. Чего-чего, а скандалов в семьях и так хватает – а вот конструктивное решение конфликтов нечасто встретишь. Что это за правила?

1.               Говорить от 1-го лица – про себя и про свои чувства. Тем самым мы берем на себя ответственность, а не перекладываем ее на другого человека. Согласитесь, по-разному звучит: «Ты меня обидел» и «Я чувствую на тебя обиду». «Ты меня обидел» — это вообще-то обвинение, оно подразумевает продолжение: «Ты меня обидел, козел такой!» Я же не знаю, обидел ты меня или нет – может, и в мыслях не было; зато точно знаю, что у меня есть чувство обиды.

2.               Следующий шаг – объяснить, с чем это чувство связанно. Например: «Я обижаюсь, потому что ты вовремя не перезвонил».

3.               И – важно донести до собеседника информацию о том, что ты хочешь изменить: «Мне бы хотелось, чтобы ты соблюдал договоренности. Для меня это важно».

При этом:

4.               Не должно быть обвинений. Претензии должны предъявляться не к личности: «Ты безалаберный, на тебя нельзя положиться!» А к поступкам: «Меня раздражает, что ты нарушаешь договоренности».

5.               Претензии должны быть конкретными. «Ты вечно!», «Да ты никогда!» — неконструктивный разговор, потому что «вечно» и «никогда» не бывает. Нужно говорить о конкретной ситуации: «Я злюсь, потому что ты обещал перезвонить час назад».

 

Компьютерная зависимость не может заменить живой контакт

 

От зависимости никто не застрахован – эта несчастье может случиться с каждым. Любой ребенок, подросток, взрослый может начать убегать в виртуальную игру – от реальности, от себя, от своих чувств… Но когда мы начинаем проговаривать свои чувства и принимать чувства наших близких, не даем нашим эмоциям замораживаться – тогда вероятность этого становится меньше. И это то, что мы в состоянии сделать.

 

 

источник https://solirina.ru/materialy/stati/addiktsiya/158-kompyuternaya-igromaniya-bolezn-zamorozhennykh-chuvstv  

Источник

Оставить комментарий