Образ Я. Личная история
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Образ Я. Личная история

Образ Я. Личная история

Как мы изучаем мир? Особенностью нашего (преимущественно европейского) познания является стремление выделить части в изучаемом объекте, и познав их, построить целостное представление. Анализ и синтез. И в рамках гештальт-подхода в целом личности (или self) выделяется три части, взаимодействующих между собой и составляющих единство: id, personality и ego. Причем говорить о функционировании одной части, не описывая другие лишено смысла, т.к. свойства каждой из частей проявляются в том числе в их взаимодействии и взаимном предназначении.

Итак, что же это за части? Во-первых, это id — эта часть отвечает за проявление и осознание наших потребностей, того, что в данный момент нам не хватает. Частично мы касались проявления этой функции в статье “Чувства между нами”, когда затрагивали тему чувств, ощущений как маркеров “всплывающей”, опознаваемой потребности. Вторая часть, которой собственно и посвящена эта статья — это персоналити (также синонимично используются понятия “функция персоналити” или “функция личности”) — совокупность наших представлений о самом себе, основанных на интеграции имеющегося опыта, и присвоения (принятия) своей личной истории.

Образ Я (персоналити) содержит истории о том, кто мы такие. Этот архив представлений о себе наполняется с раннего детства на основании рассказов родителей, установок, правил, требований. Ты всегда была послушной девочкой, говорит мама. В персоналити записывается: “Я — послушная девочка”. Вторым источником персоналити является личный опыт, те представления о себе, которые личность ассимилирует (усваивает) в процессе взаимодействия со средой. Мальчик отогнал голубей и накормил воробьев, мама похвалила его, сказав что сын — защитник слабых. Мальчик запомнил, записал в свое персоналити —  “я — хороший, я — защитник слабых”.

Не всегда наполнение личной истории происходит осознано, как в предыдущем примере. В детстве основным механизмом наполнения персоналити является прямое копирование поведения и эмоциональных реакций при помощи зеркальных нейронов. Дело в том, что мы рождаемся с недоразвитым мозгом, точнее, с несформированной корой головного мозга, отвечающей за понятия, абстракции, речь. И если у животных большинство программ поведения уже “зашиты” в виде инстинктов, то нам во взаимодействии со средой приходится самим писать свои “программы”. И происходит это как раз с помощью зеркальных нейронов, которые помогают “отражать”, чувствовать состояние другого человека. Ребенок до семи лет не способен критично воспринимать события, чувства, действия других людей по одной простой причине — у него еще не сформированы свои устойчивые представления, нейронные пути не оформились. Зато он может весьма успешно “копировать” поведение окружающих и со-проживать их эмоции, проявляющиеся в типовой ситуации. Особенно это касается значимых взрослых. Мама боится собак и проживает страх рядом с ребенком. В этот момент ребенок, отзеркаливая материнское чувство страха, запоминает и состояние окружающей среды — в ней присутствуют опасные собаки. Формируются нейронные связи “Собаки — опасны”, формируется представление о себе “Я боюсь собак”.  Подробнее о механизмах работы человеческого мозга рекомендуем посмотреть работу Лоретты Бройнинг “Гормоны счастья”.

И таких историй-утверждений о себе у нас накапливается огромное количество. Они выстраиваются, иерархизируются. Какие-то из них нами осознаются, а какие-то — нет. И вся эта круговерть представлений о себе имеет одно предназначение: персоналити дает нам чувство того, кто мы есть. И это значительно более устойчивый образ, если сравнивать его с динамично меняющимися потребностями и чувствами.

Эти истории описывают не только, кем мы являемся в своих глазах (наши свойства), но и наши способы взаимодействия с миром. Они содержат наши привычные шаблоны действий.

Третья же функция — функция эго, отвечает за принятие решения, выбор варианта действия на основании соотнесения потребности, “пришедшей” к нам из id, и представлении о себе, лежащих в персоналити. “Я всегда помогаю старшим” — и встретившаяся на пути робкая старушка-одуванчик безапелляционно переведена на другую сторону проспекта. Я голоден, и  “Я не ем фаст-фуд” — и очередной макдональдс остается без благодарного клиента.

Важно понимать, что содержание наших представлений о себе может как приносить нам пользу, так и наносить вред. С одной стороны, являясь консервативным сохраняющим компонентом, опорным представлением истории о себе помогают нам принимать решения в динамично меняющемся мире. А с другой стороны — они же нас и ограничивают. Дело в том, что функция личности (персоналити) включает говорение о себе, и это говорение ориентировано на других людей. По сути, это система ранее признанных фактов о самом себе, которую мы предъявляем окружающему миру, это наши озвучиваемые границы: “Я — умный”, “Я — добрый”, “Я — поддерживающий”, “Я — строгий”. Но как и любые границы, это ограничение работает в обе стороны. Каждое наше представление о себе это ограничение нашего способа восприятия мира, нашего поведения. По сути, мы способны углядывать в происходящем только тот тип опыта, который проходит через фильтр наших представлений о себе и приемлемых для нас способах поведения. Гордый человек вряд ли получит по своей воле опыт прошения милостыни и смирения. В его картине мира вообще не существует протянутой руки…

Но жизнь — это контакт с постоянно изменяющейся окружающей средой, и тогда возникает вопрос, насколько человек способен подстраиваться под эти изменяющиеся свойства среды. По Перлзу, состояние здоровья характеризуется стабильностью процесса внутреннего гомеостаза (поддержания жизненного биохимического равновесия) и внешним приспособлением к постоянно изменяющимся условиям окружающей среды — как физической, так и социальной.

И тогда, чем больше более в функции личности находится ошибочных концепций себя, идеалов, стереотипов, масок, искажений, тем менее здорово поведение человека (по сути, тем менее он гибок в перестроении и самокоррекции образа я, а следовательно тем сложнее ему проявляться исходя из текущей ситуации и своего актуального состояния, а не из устаревших представлений о себе). Например, принятие своего возраста, изменившегося социального статуса требует соответствующего изменения иерархии ценностей, поведения и пр. Зачастую в терапию клиенты приходят тогда, когда их представление о себе становится неадекватным актуальной ситуации. Как в старом анекдоте:

    Мама, не хочу идти в школу! Сидоров опять будет обзываться, Петров — плевать пластилином из трубочки, а девчонки хихикать за спиной!Коля, ну что ты опять начинаешь! Во-первых, тебе 45 лет, а во-вторых ты директор школы!

Если говорить о нарушениях персоналити, они могут быть двух видов:

    связанные с некорректным содержанием — у человека неадекватное, иллюзорное представление о себе. Например, возникшее в результате фиксации на прошлом травматичном опыте, либо включающее устаревшие, “непрожеванные” интроецированные представления, заимствованные в детстве;связанные с некорректным выбором истории из общего списка — в этом случае актуализируется опыт, не соответствующего ситуации — из персоналити подхватываются не адекватные ситуации представления (анекдот выше про директора Колю как раз иллюстрирует этот случай).

При нарушении функции персоналити преимущественно срабатывают два механизма прерывания контакта: интроекция и проекция. Интроект — непереваренное, не принятое представление о себе, обладающее высокой степенью жесткости, консервативности. “Мальчики никогда не плачут”. Ну хоть ты тресни, даже на похоронах, даже проживая утрату близкого человека. И вот этот интроект не дает человеку прожить свои чувства, в нем нет вариативности, в каких случаях можно (и нужно) плакать. Эго, как принимающая решение о действии часть личности не может принять к действию самый оптимальный для человека вариант — горевать и проявлять свое горе. В персоналити нет этой возможности.

Проекция — это про то, что человек не признает в себе каких-либо свойств, качеств, и приписывает их окружающему миру. И в этом смысле также происходит ограничение себя. “Мир полон зла, а я — добрый” — звучит парадоксально, но таким образом из представлений о себе вычеркивается право на проявление агрессии, злости, неприятия. Человек ограничивает себя лишь крайними проявлениями: либо обвинение мира, либо слияние в доброте.

Важно, что и в том, и в другом случае возникает затруднение связанное с выбором адекватного ситуации способа поведения. Возникает нестыковка: ситуация новая, актуальная потребность есть, а способы ее удовлетворения (помните, что в персоналити записываются и ценности, и способы поведения?) — устаревшие либо неадекватные. Эго теряет возможность творчески приспосабливаться к новой ситуации, опираясь на “старые” представления о себе, оно ограничено представлениями персоналити.

Но не все так мрачно. Несмотря на то, что представления о себе это весьма консервативная структура, она тоже поддается коррекции, ей тоже может быть придана некоторая гибкость. И мы всегда можем задаться серией вопросов к самим себе:

    Насколько содержательны и разноплановы мои истории?Насколько они противоречивы или согласованы? Как сочетаются мои личные истории и истории моих родителей, моего рода, общества?Достаточны ли мои представления о себе для множества жизненных ситуаций, в которых я нахожусь?Насколько гибко я готов встречаться с новым опытом, ассимилировать его и интегрировать новые представления о себе и своем поведении в личную историю?

Да, прошлый опыт говорит мне “Я — такой-то человек” и естественно, что функция персоналити имеет тенденцию к консервации и фиксированности. И одновременно, способность трансформировать, развивать содержание своего представления о себе на основании нового, актуального опыта — одна из ключевых способностей целостной сформированной личности. И сила личности в гештальт-подходе определяется не столько этой монолитностью, сколько открытостью к новому опыту, способностью к самоизменению, “самодописыванию”. И тогда как в обыденной жизни, так и в рамках терапевтического взаимодействия развитие креативности, гибкости взгляда на мир и на себя, а главное, формирование способности самостоятельно и осознанно принимать и присваивать новые представления о себе становятся принципиально важными для формирования здоровой личности. Это долгий и длительный процесс, но он дает много силы и является основанием обретения внутренней свободы.

Теперь вы об этом знаете.

Авторы: Евгений Ирисов, Ольга Кубышева (Мошкова)

 

Статья написана на основании лекционной части открытого мастер-класса “Образ Я. Личная история”, проведенного в рамках некоммерческого образовательного проекта “Психологическая среда” Сообщества Гештальт-терапевтов Удмуртии (http://сгту.орг).

Источник

Оставить комментарий