Потому что нельзя быть красивой такой. Психологические ограничения в проявлении собственной красоты
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Потому что нельзя быть красивой такой. Психологические ограничения в проявлении собственной красоты

Потому что нельзя быть красивой такой. Психологические ограничения в проявлении собственной красоты

     Трудно найти тему, вызывающую на протяжении истории человечества больший интерес, чем тема красоты. Конкурировать с ней может, пожалуй, только тема денег. Сразу оговорюсь, что я не склонна считать культ красоты особенностью нашего времени, как, например, полагают те, кто придерживается мнения, что такая значимость красоты активно насаждается и является продуктом деятельности СМИ и fashion-индустрии. На мой взгляд, скорее ценность красоты выступает основанием существования fashion-индустрии, а СМИ как атрибут нашего времени просто позволяют быстрее распространяться идеям, но не определяют содержание этих идей. Чем же так притягательна красота? С одной стороны, красота привлекательна, маняща, и поэтому быть красивым понимается как быть привлекательным. За этим стоит одна из базовых потребностей: желание быть замеченным, выделенным, обнаруженным и принятым. Потому что через то, что нас замечают, выделяют, мы получаем подтверждение своего существования, своей реальности в мире («я есть»), и своей ценности, значимости («я — не пустое место, я важен). С другой стороны, красота притягательна, поскольку удовлетворяет наши эстетические потребности. Почему-то так сложилось, что эстетическую потребность не включают в число базовых потребностей. Но разве эта потребность не обнаруживает себя очень рано и в фило-, и в онтогенезе? Разве не пронизывает она все сферы нашей жизни? Мы с большим желанием общаемся с красивыми людьми, мы хотим, чтобы нас окружали красивые вещи, мы восхищаемся красотой природы и чувствуем себя нехорошо, если окружающая нас среда некрасива или безобразна. Даже область морали пронизана эстетическим переживанием: мы говорим: «Так делать, так себя вести — это некрасиво!» И разве не эта потребность делает нас людьми? Приведу рассуждения Кристиана Диора: «В нынешние смутные времена, когда роскошью является оружие и самолеты, мы должны защищать наше чувство прекрасного любой ценой. Я не скрываю тот факт, что подобное мнение идет вразрез с общепринятыми в мире нормами. Но я верю, что в этом состоит суть бытия. Все, что выходит за рамки самозащиты и добывания еды, есть роскошь. Цивилизация, которую мы защищаем, — вот роскошь».

     Однако, несмотря на, казалось бы, триумф красоты, при обращении к конкретному человеку обнаруживает себя следующий парадокс: человек признает притягательность и значимость красоты в других, но своя собственная красота как будто уходит в тень, куда-то на второй, третий план, оказывается тем, на что либо не остается времени, либо находится время и место только эпизодически. Или, другими словами, это ценно, когда я вижу у другого человека, но утрачивает свою ценность у меня. Приведу примеры для иллюстрации. Внутренне человек хочет быть ярким, но одевается так, чтобы раствориться в толпе. Или женщина хочет быть красивой, но не может преодолеть ощущение скованности и неуместности. Или идет в магазин за новым платьем, а покупает брюки ребенку или полочку домой. И т.д.

     Почему же собственная красота обесценивается и ограничивается в проявлении? Без претензии на исчерпывающий анализ обозначу некоторые причины. Условно выделю два аспекта: мотивационно-смысловой и мыслительный, которые на практике тесно переплетены.

     Мотивационно-смысловой аспект ограничения и обесценивания собственной красоты проявляется как табу на красоту и может быть связан:

— с психотравмой, присутствием в прошлом ситуации сексуального насилия. Женщины, имеющие негативный опыт внимания к их внешности, стараются одеваться так, чтобы не привлекать внимания. Причем не то, чтобы нездорового внимания, а практически любого внимания. И они думают, что их это обезопасит, потому что одежда, которую они выбирают, делает их невзрачными, серыми, "невидимками".

— со страхом своей собственной сексуальности. Достаточно часто такое табу может воспитываться в семье и передаваться из поколения в поколение.

— с внутренним конфликтом, который переживается как борьба с гордыней и самолюбованием, поскольку переживание себя красивым может сочетаться с ощущением своей особенности, власти и превосходства.

— со страхом одиночества. Как я писала выше, человек желает быть замеченным, выделенным из массы других людей, но одновременно и боится этого. Потому что будучи выделенным, он оказывается один. И это состояние может актуализировать, «стягивать на себя» различные страхи: желание внимания оборачивается страхом внимания (ему кажется, что все смотрят на него, и он не может это вынести), страхом перед завистью или негативной придирчивой оценкой или насмешкой.

     Раскрывая аспект мышления, опишу несколько широко распространенных представлений, которые лежат в основании «мыслительных ловушек», попав в которые, становится затруднительным проявлять собственную красоту:

     1. Противопоставление естественной и искусственно созданной красоты. Приоритет, конечно, отдается естественной красоте, причем за естество принимается изначальная данность, которая не предполагает никаких усилий («таким родился»). То, что предполагает какие-то усилия, действия, трактуется как обман. Соответственно, если человек не видит «не вооруженным глазом» своей красоты, то и отказывает себе в праве быть красивым. Представление о красоте как о данности не позволяет увидеть, что красота это во многом труд и самодисциплина. Хотя, с другой стороны, этот аспект одновременно может присутствовать как представление о том, что «красота требует жертв». В итоге мы имеем дело с крайностями: с одной стороны, «естественная» красота безо всяких усилий, с другой, — жертвы и самоистязания ради красоты. Как говорится, tertium non datur. Поэтому, если к жертвам не готов, а естественной красотой не обладаешь, то не обессудь, — быть тебе некрасивым. Отмечу еще, что представление о естественной красоте восходит к средневековому христианству. Однако, нужно понимать, что тогда контекст «естественной» красоты возник из противопоставления души (духа) и тела, причем последнее трактовалось как источник греха, который желательно исключить. Это понятно, поскольку телесность тесно связана с сексуальностью. Поэтому любое проявление заботы о своем теле греховно, поскольку может вызвать сексуально-окрашенные ощущения и чувства. Отсюда появляется посыл: не нужно искушать ни себя, ни другого, нужно быть естественно невинно красивым.

     2. Непосредственно связанное с первым, представление о противопоставленности внешней и внутренней красоты. Согласно этому представлению, заботиться о внешней привлекательности — греховная суета, заботиться же нужно о красоте душевной, внутренней. В том числе — через аскезу, а еще лучше — полное отрицание внешней привлекательности. Хотя, полагаю, что здесь все не так уж просто, и скорее всего, искажено, поскольку даже монахи имеют определенные требования к внешнему виду. Я молчу про православных священнослужителей с их яркими, очень выразительными и в буквальном смысле драгоценными одеяниями. Ну, или, например, образ кардинала — ведь очень эстетично и продумано. И еще здесь мне вспоминается цитата из фильма «Дьявол носит Prada»: «Ведь, в конечном счете, многомиллионная индустрия моды на что направлена? На красоту души!»

     3. Как модификация первых двух представлений, представление о противопоставленности ума и красоты: умный, образованный человек не "заморачивается" красотой, потому что важен его ум. Красота — удел поверхностных, глупых и недалеких людей с огромным самомнением. На это мне хочется привести высказывание Александра Васильева о том, что он «никогда не видел ни одной красивой идиотки».

     Вместо заключения. Мне не хочется сейчас подводить черту и делать сейчас какие-то выводы. Мне хочется оставить текст незавершенным, чтобы стимулировать осмысление этой темы дальше. Если у Вас эта тема и мои размышления нашли отклик, поделитесь им в комментариях, а если она актуальна в личном контексте — Вы можете обратиться ко мне за консультацией или принять участие в семинаре, когда будет формироваться новая группа.

Источник

Оставить комментарий