Старость в Тени. Художественная рефлексия увядания
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Старость в Тени. Художественная рефлексия увядания

Старость в Тени. Художественная рефлексия увядания

 

Но вот и ему приходит пора умирать — и на сцене, и в мире. Все прожитое стоит перед его глазами. Взгляд его ясен. Он знает, что его приключение мучительно и неповторимо. Он знает — и готов к смерти. Для престарелых комедиантов существуют приюты.

А. Камю. «Миф о Сизифе»

 

Тема старости – одна из тех, которая загнана лавиной «anti-age» в Тень. Это тема, с которой тяжело соприкасаться. Тяжело для ума: возможно ли лишь рационально решить вопрос о смысле конечной человеческой жизни? Тяжело эмоционально: как вынести ужас разрушения единственного, данного нам в чувствах и ощущениях, себя самого? Тема старости задает базовое, экзистенциальное напряжение человеческой жизни. Это та зона, куда большая часть людей не хочет и не может смотреть, или смотрит лишь изредка сентиментальным, лишенным прозорливости взглядом, видя в стариках лишь «несчастных бедняжек». Сентиментальность, завидев истинное лицо старости, плотно запирает дверь, сооружает цоколь и зовет первого петуха, чтобы тот спугнул неуместных призраков.

Отрицание этой темы очевидно как на микро- так и макроуровне. Действительно, это тяжелая ноша для души и тела, но и просто игнорировать, исключать, держать в маргинальной зоне этот вопрос — значит не принимать себя как реального человека.

Лично меня эта тема смиряет, пугает, завораживает, призывает к ответственности, придает остроту чувствам и ведет к глубинам человечности. Занимаясь психологией человека, невозможно не смотреть в эту разверстую бездну, откуда никто не возвращался. Тема старости, так или иначе, появляется в консультативной и психотерапевтической деятельности: это и страх собственного старения, и страх старости родителей, и невозможность понять старика, и требовательность к пожилым родителям, и желание пожилых быть понятыми своими детьми. Когда старость выходит их Тени, становится понятно, какой невыносимый ужас держал ее там. Говоря словами Кристевой, эта темная комната требует ремонта. Старость в эпоху молодеющей и агрессивной повседневности – что мы знаем о ней? Какими стариками будем мы? Приветствует ли инстаграм фотографии съемной челюсти?

Исследование и увлеченность темой старости для меня началось очень давно, в том возрасте, когда о ней «еще думать рано». И возможно я слишком рано посмотрела «Премьеру» Кассаветиса и ощутила один из первых ударов «под дых» первобытного страха. На то он и есть шедевр, чтобы не просто понаблюдать как «они» стареют, но ощутить, что это касается меня.

 Кассаветис признавался, что снимал фильм о

«человеческой реакции на старение; о том, как побеждать, когда очарование уже не то, что раньше; когда нет былой уверенности в себе и в своих способностях».

«Когда мне было семнадцать, я могла делать все, что угодно. Это было так легко. Мои эмоции были почти на поверхности», — говорит главная героиня Миртл (Джина Роулендс).

В семнадцать лет эмоции обнажены и энергия хлещет через край во многом благодаря слепой вере: «смерть — это то, что бывает с другими». Когда уже далеко за сорок, опыт говорит о другом.

Современная художественная  рефлексия темы старости, возможно, для кого-то станет платформой для выведения этой темы из собственной Тени и поводом для размышлений. 

На  серию фотографий Ниту Веру толкнуло желание своими глазами посмотреть на отношения между ее отцом и его матерью, которых Вера помещает в заданные обстоятельства, чтобы осознать, что полученные снимки отображают некую форму автопортрета с примесью равнодушия и жестокости, свойственных их отношениям.


Джоан Симмел продолжает начатую ею почти пятидесятилетнюю традицию исследования своего тела. Таким образом, старость не обособлена от контекстного поля исследований художницы, потому что вписана в длительную творческую деятельность, что делает ее лишь одним из жизненных этапов. Метафора художницы заключается в том, что старый человек рассеивается в мире, подобно праху над океаном.


Старение у Марны Кларк наделяется различными атрибутами отдыха: спальня, большой пустой стол, разведение огня в камине, сон на берегу озера, морской берег. Кларк говорит, что в каждодневных делах забывает о том, что время истекает и все конечно. А эти снимки  нужны  для того, чтобы об этом напоминать.


Серия «Мои бабушки» Мивы Янаги — это постановочные снимки, основанные  на представлениях разных девушек об их жизни через пятьдесят лет. Этот замысел на стыке искусства и социологического опроса –  конструирует образ идеальной старости.


Алия Чейпин опровергает распространенные взгляды на старость как на упадок. Она показывает множество тел, охваченных радостью, что напоминает о дионисийских празднованиях, а одиночные и групповые портреты показывают восторг. Старость у Чейпин — период, когда можно наконец-то предаться всей полноте жизни.



Фотодневник Филлипа Толедано посвящен его отцу, страдающему нарушениями кратковременной памяти. На снимках, частью потешных, частью печальных, выписывается история спасения от одиночества: одинокого отца наведует сын и запечатлевает его закат. Снимки, основа которых состоит в идее посещения в самом широком смысле этого слова, делает их проникновенной  артикуляцией о быстротечности времени.



Карина Багдасарян изображает подлинную до каждой морщины старость без прикрас.


Своим  проектом «Здравствуйте, я — Нора» Эмили Стайн бросает вызов социуму. 73-летняя Нора раскрепощается перед камерой, словно заявляя, что не желает скучать и вести стереотипный образ жизни пенсионерки. Несмотря на то, что эта серия призвана продемонстрировать открытость и веселье, Нора подключается к шаблонам гламурных фотосессий. С помощью этого хода Стайн демонстрирует нашу страсть к  внешности и одновременно  пытается разрушить стереотипы о женщине пенсионного возраста.


Взгляд Карлоса Сауры на стариков во всех его прекрасных  фильмах исполнен человеческой любви. Смотря на его стариков, становится легче любить и легче понять, что ты тоже любим.

 

кандидат психологических наук, психотерапевт, консультант, онлайн-консультант Макаренко Амалия Алексеевна (г.Харьков)Тел./Viber/WhatsApp: + 3 8 067 728 80 10Skype: amaliyamakarenko

Источник

Оставить комментарий